Лечебная сказка

Лечебная сказкаГРУЗ-500.
Волшебная сказка от Эльфики.

Палата №6 любила сказки. А доктор Политов по прозвищу Айболит любил сказки рассказывать. Да не простые, а с медицинским уклоном, что делало их еще более ценными для пациентов.
Его ночных дежурств все ожидали с трепетом и предвкушением, как гастролей знаменитого артиста.
– Ну-с, что нас беспокоит? – потирая руки, задумчиво спрашивал доктор Политов, прикрывая дверь палаты №6 после официального отбоя.
– Мигрени! – подсказывала бабушка Макарова.
– Да ну тебя с твоим склерозом, про них уже было! – шикали на нее остальные. – Про онкологию! В чем причины и как избежать! Ну пожа-а-алуйста!
– Стало быть, про онкологию, — повторял доктор Айболит, пристраиваясь на стул у окна. – Что ж, извольте! Я расскажу вам сказку про груз-100. Если кто не в курсе, то это на военном языке обозначает «боеприпасы», в то время как «груз-300» — это раненые, а «груз-200»… впрочем, сейчас не о том, сейчас о Клетке.

Клетка была частью Организма и служила ему с самого своего рождения. Она была создана по образу и подобию Хозяйки и старалась во всем ей подражать. А Хозяйка у нее была Очень Приятная Женщина. На работе ее ценили за безотказность, в дружбе – за чуткость, дома – за жертвенность. В общем, она была удобна для общения и незаменима практически во всем. Сама же она считала, что ее жизнь по сравнению с жизнями окружающих не очень-то и важна, ведь кто она такая, чтобы требовать к себе повышенного внимания?

Вот и Клеточка ее была такой же. Дело ее было простое: старательно участвовать в обмене веществ. Принять – обработать – вывести, вот и весь алгоритм. Питание поступало своевременно, деление происходило согласно графику, состояние было привычно стабильным, и клетка чувствовала себя на своем месте. К сожалению, эта идиллия однажды прервалась.

– Принимай, — сказал Обмен Веществ, скидывая упаковку.
– Что это? – растерянно поморщилась Клетка, принюхиваясь. – Как-то неаппетитно попахивает…
– Груз-100. Подавленный гнев.
– А почему «груз-100»?
– Значит «боеприпасы». То, что Организму не нужно, но может рвануть.
– А с кем мы собрались воевать?
– Ни с кем. Никакой войны. Ты ж сама знаешь: мы мирные, мы белые и пушистые, мы социально одобряемые.
– А откуда тогда Гнев?
– Так подавленный же. Копили, копили, вот и накопилось на целый груз.
– Но это точно ко мне? Там, наверху, ничего не перепутали?
– К тебе, к тебе. Утилизировать не получилось, велено складировать. До выяснения.
– Ну ладно, закидывай, — с сомнением произнесла Клетка, раскрывая мембрану. Не очень-то хотелось ей принимать такой дурнопахнущий груз – но кто она такая, чтобы выбирать?

Клетка предполагала, что там, «наверху», все как-то разъяснится, и груз-100 отправят куда-нибудь дальше. Куда – не ее дело, да и не интересно ей. Главное, чтобы ее освободили от этого «счастья». Но прошел день, другой, а груз-100 все еще не был востребован.

– Клетка! Тут тебе еще один груз-100 пришел, — объявил Обмен Веществ. – Открывай!
– Но куда я это помещу? У меня тут еще прошлый лежит. Этот, как его… Подавленный Гнев. Воняет, между прочим, — последние слова Клетка произнесла тихо, сама стесняясь своей дерзости.
– Эта посылка вонять не будет. Обида это. Свеженькая.
– А нельзя ли поместить ее в какое-нибудь другое место? – робко предположила Клетка.
– Зачем чистую клетку боеприпасами наполнять? – вполне резонно заявил Обмен Веществ. – Уж лучше в тебя поместить, к первому грузу. Временно, временно! Так будет целесообразно.

Клетке очень не хотелось принимать в себя такой неприятный груз, но она подумала, что если уж она самый низовой и рядовой сотрудник в системе Организма, то кого интересует ее мнение? Поэтому свеженькая Обида взгромоздилась на Подавленный Гнев, заняв немало места в пространстве Клетки. Становилось тесновато, но Клетка решила, что можно потесниться и потерпеть. Не навсегда же это, в самом деле? Вон и Обмен Веществ обещал, что временно.

Но, как известно, не бывает ничего более постоянного, чем временное, и вскоре Обмен Веществ принес груз-100 с Завистью, а еще через день – контейнер с Раздражением.

– А когда уже все это из меня уберут? – кротко поинтересовалась Клетка. – Я, если что, не резиновая. Я уже задыхаюсь. Мне света белого не видно. Когда будет решен вопрос со всеми этими неликвидами?
– Клетка, не бунтуй, — устало сказал Обмен Веществ. – Я и так изо всех сил стараюсь. Сигналю Мозгу, знаки подаю. Но сама понимаешь, не я же решаю! Есть распоряжение – сюда скидывать, я и скидываю.
– Да, я понимаю. Надо – значит надо, — тяжко вздохнула Клетка. – Но я из последних сил держусь, прошу иметь в виду.
– Я тебе усиленное питание пришлю, — пообещал Обмен Веществ.

Не обманул – прислал. Но вот незадача: оказалось, боеприпасы грузов-100 перекрывали каналы и не позволяли питаться полноценно. Ей доставались крохи. Да и аппетита, если честно, не было, потому что наличие боеприпасов в таком количестве ее сильно напрягало. Ей казалось, что все эти ящики вместе с содержимым постоянно лязгают, шуршат, стучат и скрипят. К тому же Клетка чувствовала, что какие-то из «посылок» отчаянно фонят, и от этой радиации она слабеет, хиреет и дуреет.

– Клетка, ты там жива? – кричал ей Обмен Веществ, которого ей из-за нагромождения грузов-100 уже не было видно.
– Еле-еле, — отвечала Клетка. – Когда будут разобраны завалы?
– Когда Хозяйка соберется с силами, — информировал ее Обмен Веществ. – У нее головные боли.
– Что у нее?
– Го-лов-ные бо-ли, говорю.
– А-а-а… У меня тоже.
– Почему?
– Ты еще спрашиваешь? Антисанитария. Теснота. Радиация. Дефицит жизненно важных химических элементов.
– Терпи! Не сдавайся! Элементами поддержу!

Клетка терпела – а куда деваться? Но теперь она постоянно находилась в депрессивном состоянии. Особенно с той поры, когда поняла, что связь с Обменом Веществ (равно как и с другими частями Организма) осуществлять уже невозможно: за всем этим лязганьем и шуршанием она уже ничего не слышала и не понимала.

«Почему я? Почему это происходит именно со мной? – горько размышляла Клетка. – Разве я когда-нибудь что-то делала неправильно или вела себя плохо? Я всегда исправно выполняла свои функции и ни разу не роптала ни на график работы, ни на качество питания. За что они со мной так?». Под «они» подразумевались Хозяйка, Мозг, Обмен Веществ и прочие «сильные мира сего», на которых работала Клетка. По идее, это они должны были заботиться о процессах и технологиях, а ее дело было маленькое – делать что должно. Хотя трудиться, как прежде, она теперь почти ничего не могла. Зато она стала слышать груз-100 (или от всей этой беспорядочной жизни в полной изоляции у нее, что называется, «крыша поехала»?). А может, это был исключительно внутренний диалог, в котором она озвучивала те мысли, что не решалась высказать вслух.

– Ах, Клеточка, что ж ты такая безотказная, — доверительно толковали ей Обиды. — О тебе не заботятся, тебя затирают! Несправедливо, да?
– Смотри, твои соседи живут припеваючи, а тебя нагрузили под завязку и не чешутся, — вторила ей Зависть. – А могла бы процветать не хуже них! Ведь ты этого достойна, как никто другой, правильно я говорю?
– Разве могут они тебя оценить по достоинству? – лихорадочно нашептывало Раздражение. – Да плевали они на тебя с высокой колокольни!
– Хотя, если рассудить, только ты тут и работаешь! – подхватывали мелкие, но быстро плодящиеся Претензии. – Подумаешь, руководящие органы! Возомнили о себе… А ты в своем праве и можешь требовать!
– Ты должна возмутиться, взбунтоваться и всем им показать! – грохотал Гнев. – Да, да, показать! Так, чтобы они поняли, кто здесь главный!
– Нет, нет, так нельзя… — как в бреду, шептала измученная Клетка. – Рано или поздно все наладится. Надо просто еще немного потерпеть.

Она терпела и сопротивлялась, сколько могла. Но однажды ее терпение лопнуло, и клетку захлестнуло безумие.

– Я больше не могу-у-у!!! – выла она, распихивая ящики, коробки и тюки с грузом-100. — Почему вы меня не замечаете??? Почему игнорируете мои потребности-и-и-и??? Меня словно бы нет! Но я е-е-есть!

Эмоциональный взрыв не прошел даром: от сотрясения сдетонировали складированные боеприпасы, и Клетка пошла вразнос, то есть начала безудержно делиться. Она производила себе подобных – такие же отчаявшиеся, искаженные, безумные клетки, которые кричали, выли и хотели только одного – быть замеченными. Ранее скромная и тихая Клеточка в ярости сметала соседей, стремительно распространяясь на близлежащие территории.

– Мне больно, больно, больно! – вопила Клетка, и ее боль тоже орала на все тело. Вот что бывает, когда что-то очень долго подавляется и игнорируется.

– Ужас какой! – выдохнули благодарные слушатели. – А что было дальше?
– Дальше? – переспросил доктор Айболит. – А дальше не обращать внимания на Клеточку стало уже невозможно. Боль, она такая – не дает покоя и заставляет обратиться лицом к проблеме. Тут уж все и рады были бы отмотать время назад, да только поздно спохватились. Зараженные негативом, насквозь пропитанные болью боеприпасы уже разлетались по всему Организму и создавали метастазы. Появилось очень много груза-300 – раненых клеток. Пришлось Хозяйке забросить все дела и заняться вплотную собственным Организмом. Потому что всем известно: если не обращать внимания на груз-300, он может скоро стать грузом-200. А это у нас что? Правильно, это то, что уже никогда не оживет.

– Но Хозяйка ведь не превратилась в груз-200? Ведь правда, нет? – забеспокоились пациенты.
– К счастью, Организм все-таки справился, хотя ему пришлось немало перенести. Операция. Облучение. Химиотерапия. Длительная реабилитация. То, что должна была сделать для своей Клеточки Хозяйка, теперь пришлось делать докторам.
– Хозяйка должна была сама облучение себе делать? Или операцию?
– Да-да, не удивляйтесь, но так и есть. Операция ведь что собой представляет? Удаление лишнего и ненужного! Если бы Хозяйка не откладывала удаление груза-100, а произвела эту операцию своевременно, то и Клетка бы не пострадала. Если бы все необходимые питательные вещества и химические элементы поступали своевременно и в полном объеме, вот вам и химиотерапия. Если бы Хозяйка постоянно направляла Клетке лучики любви, то это было бы естественное облучение без вредных последствий. Если бы она позволяла себе проявлять возникающие эмоции, а не складировала их в подавленном виде, никакой агрессии на собственный Организм не наблюдалось бы.

– Но не все же эмоции можно проявлять?
– Все. Абсолютно все! Ведь раз они существуют, как их можно отрицать? Только проявлять их надо своевременно, по мере зарождения, пока они еще не выросли и не превратились в монстров. И не стесняйтесь просить прощения – это тоже очень хорошее профилактическое средство. Это я вам ответственно рекомендую, как врач с богатым практическим опытом. Очистить душу не менее полезно, чем почистить зубы или, например, кишечник. Груз-100 должен стазу уходить в утиль, и никакого складирования. Каждой вашей Клеточке необходимы любовь, благодарность и принятие, а также чистота, возможность дышать полной грудью и простор для самовыражения.

– А что было потом с этой несчастной, заморенной Клеточкой? Она осталась жива?
– Увы, нет. Клеточка погибла во время операции, стала тем самым грузом-200. Если мы довели свой Организм до взрыва, всегда приходится чем-то пожертвовать. Поэтому от души вам советую: не доводите! Ведь иногда все бывает настолько запущено, что жертвой становится и сам Организм. Так что все в ваших руках, мои дорогие. Еще раз напоминаю: каждой Клеточке необходимы любовь, благодарность, принятие – этот груз Клеточка усваивает полностью и за счет него питается и расцветает. И помнит, что не менее важны чистота, возможность дышать полной грудью и простор для самовыражения. Как, собственно, и вам. Нет, в первую очередь – вам, а через вас уже каждой Клеточке!

Доктор Политов по прозвищу Айболит обвел палату глазами и остался доволен произведенным эффектом.

– Всем спокойной ночи, и до следующего дежурства!
– Доктор, еще один вопрос! А как называется груз, в котором любовь, благодарность и принятие?
– Груз-500, — не задумываясь, сообщил доктор. Этот шифр он выдумал только что, но озвучил так авторитетно, что никто и не помыслил усомниться. Сказочники, они такие: только волю дай – все что угодно придумают.

Зато после его ухода обитатели у палаты №6 появилось новое развлечение: перед сном они все посылали друг другу груз-500 и направляли любовь, принятие и благодарность в свои клеточки. А потом крепко спали и видели цветные сны.

А доктор Политов по прозвищу Айболит тем временем дежурил, попутно придумывая новые сказки про склероз, аритмию и бронхит. Он очень любил свою работу, но втайне мечтал о дне, когда у него не останется ни одного пациента, потому что все будут здоровы и счастливы.

Автор: Эльфика

Поделись с друзьями в социальных сетях!

Подключайся к нашему каналу в TelegramПодключайся к нашему каналу в Telegram, и мгновенно получай оповещения о новых статьях.

Или подпишись на нашу рассылку и получай анонсы новых статей в свой почтовый ящик.

Письма отправляются не чаще одного раза в неделю. Гарантия отсутствия СПАМа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
*

Новые статьи

Комментарии

Сайт размещается на хостинге beget.com